Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

«Корпоративная религия» Йеспер Кунде



После долгого размышления, я пришёл к выводу, что книга, в общем-то, ничего не предлагает за исключением громких слов и всем известных примеров. Даже не читая книгу можно предположить, что автор будет описываться сильные корпоративные бренды - Coca-Cola, Microsoft, Nike, Virgin – в контексте лояльности потребителей.
Нет, я не нахожу аргументы автора достаточными для того, чтобы любой прочитавший книгу человек смог бы воплотить предлагаемую автором теорию «Корпоративной религии» на практике. Можно даже сказать по-другому: автор предлагает сокращённую версию книги Дэвида Аакера, самого знаменитого эксперта по брендингу. Всё то время что я читал книгу, меня не покидало ощущение, что я читаю книгу Аакера, только с добавлением слов «корпоративная религия», «библия» и вроде автор использует ещё и слово «пророк». В общем, эта идея автора – использовать слова из религиозного набора – мне показались довольно неоднозначной. Потому что когда мы говорим о религии, мы представляем не факты, а веру. Всё же если что-то противоречит религиозной доктрине, в плане науки, фактов и статистики, то это не сильно сказывается на репутации самой религии. В бизнесе же, если какой-то метод не работает или даже если сама идея бизнеса оказалась изначально провальной, мы можем принять ошибочность нашей позиции. В религии этого произойти не может по определению. В том смысле, что тогда вряд ли человек будет считаться или сам считать себя верующим. Вот это ощущение, когда автор смешивает две несмешиваемые темы, меня сильно напрягала. К примеру, если сотрудники пытаются довести до сведения руководства, что запускаемый товар, с большой долей вероятности, не только обойдётся фирме в крупную сумму, но и почти наверняка станет провалом, руководство, придерживающееся корпоративной религии, может именно что верить в свой новый продукт. В итоге, мы можем получить религиозных фанатиков от мира бизнеса, т.е. упорно верящих в свою правоту людей, которые будут вести корпорацию к банкротству.Collapse )

Кристофер Хитченс - Бог не любовь.

Оригинал взят у intellit в Кристофер Хитченс - Бог не любовь.
omega3196640big

Кристофер Хитченс был, вероятно, одним из самых влиятельных интеллектуалов последнего десятка лет. Человек левых взглядов, троцкист, свою карьеру журналиста и писателя он посвятил борьбе с тоталитаризмом в самых разных его формах. И поэтому, когда тоталитаризм государственный, вроде бы, отступил, он начал бороться с новым, религиозным.

“Бог не любовь” - это главный труд его жизни. Он говорил: “Спор с религией - источник и основа всех споров, потому что в нем начало (но не конец) философии, науки, истории и познания человеческой природы”.

Хитченс занимал в атеистическом движении весьма интересную нишу. Он не ученый, как Докинз, и не философ, как Спиноза. Его ремесло – это журналистика, его оружие – слово. И он страстно и увлеченно обрушивал его на католических священников, раввинов и имамов, на Мать Терезу и Ганди, Аль-каиду и Аятоллу Хомейни. В отличие от многих своих коллег по атеистическому цеху, он совсем не жалеет, что для религиозных мифов нет доказательств.

Религия, по мнению Хитченса - это практически абсолютная форма тоталитаризма. Желание подчиняться небесному диктатору, постоянно за всеми следящему. В мире с богом нет никакого многообразия - на вечные мучения обречены все, кто не придерживается определенных законов и не выполняет волю бога (“небесная Северная Корея”) .
Религиозные нормы проникают во все сферы жизни, даже порой самые неожиданные. Они касаются еды, секса, медицины.
“Послушайте современных верующих: они по-прежнему знают! Да не просто знают, а знают все. Не просто знают, что бог существует, что он создал и держит под контролем все на свете, но знают, что “он” хочет от нас, включая наш рацион, ритуалы и взгляды на секс”.
История показывает, что религия постоянно пытается решать за людей все вопросы. Она учит, что нельзя есть свинину или пользоваться презервативами (даже если альтернатива - заражение СПИДом).

Большое преимущество стиля Хитченса в том, что он не растекается по древу мыслями и не теряется в них. Он последовательно и убедительно отражает аргументы, которые его оппоненты приводят в обоснование того, что «Бог велик” (книга по-английски называется «God is not great», Бог не велик). Он участвовал в сотнях дебатов, архив которых можно найти на Youtube, а защита своей позиции в открытой дискуссии - лучший способ ее “полировки”. Кстати, об этом он пишет еще в одной книге, к сожалению не переведенной на русский, “Letters to young contrarians”, что-то вроде “Письма юным бунтарям”.

Самое большое заблуждение, которое Хитченс пытается развенчать - это то ,что религия является основой морали. Он обращает внимание на религиозные тексты, объясняя, что весьма странно преподавать мораль, используя книги, в которых оправдывается рабство, геноцид и детоубийство. Основой же морали, считает Хитченс (вслед за философами-рационалистами), является разум, над которым религия насмехается.

Это совсем не удивительно, учитывая, что он - ее прямой конкурент в борьбе за человеческие умы. Эпиграфом к главе по-поводу сложных отношений религии и разума служит фраза Мартина Лютера: “Разум - потаскуха дьявола. Все, на что он способен - это порочить и портить то, что говорит и делает Господь”. Кстати, Мартин Лютер был еще и страшным антисемитом - автором книги “О евреях и их лжи”, так что сформированный школьным курсом истории (по крайней мере, у меня) портрет доброго и благостного человека, выступившего против католической церкви не совсем правдив. Как слепой проводник боится наступления утра, религия боится мышления. Но утро все равно наступает - но проводника это совсем не устраивает, и он может начать принимать меры, вроде выкалывания глаз другим. Не стоит даже начинать перечислять все случаи репрессий против еретиков, иноверцев и атеистов.

Заменяя мышление догмами религия неизбежно создает фанатиков, кровавые споры которых по поводу священных стен, территорий, гробниц и мощей сотрясают весь мир до сих пор. К этому приводит любое учение, которое отказывает людям в собственных мыслях и в ответственности. Так что достаточно глупо возражать, что “настоящие верующие так никогда бы не сделали”. Самыми верующими в самолетах, врезавшихся в Нью-йоркские башни 11 сентября 2001 года, безусловно, были террористы.

Именно исходя этого Хитченс подходит к теме ужасов, которые творили неверующие люди, например, коммунисты. Ведь это еще один аргумент, приводимый против его позиции. Историческая правда такова, что коммунисты действовали на базе, подготовленной для них религиозным образованием, церковно-приходскими школами. Так что с применением этого довода стоит подождать до момента, когда произойдет хоть один геноцид в обществе, воспитанном на идеях Спинозы, Вольтера и Джефферсона. На принципах свободного выражения мнения и личной ответственности.

И наконец еще одна важная идея, которую Хитченс пытается донести: религия содержит в себе противоречие между чрезвычайным самопожертвованием и крайним нарциссизмом. “Сколько нужно плохо скрываемого тщеславия, чтобы мнить себя центром божественного плана?”. 

Книгу определенно нужно читать, потому что она представляет очень свежий взгляд на эти многолетние проблемы. Большинство авторов, в попытке не оскорбить чувства верующих, пытается показать, что просто им недостаточно доказательств: “Конечно, церковь делает много хорошего и где-то в глубине души я с вами”. Такой извинительный тон совсем не присущ Хитченсу, и его умение, невзирая на политкорректность, называть вещи своими именами, большая редкость.
любознательный малый
  • eduardk

У ВАС ЕСТЬ БИБЛИЯ?

Перелистал замечательную книгу "Маркетинговые войны".

Поднял ряд бессмертных и спорных мыслей. Захотелось поделиться.

"Эффективность маркетинговых стратегий должна оцениваться только в тех точках, где они соприкасаются с покупателями и конкурентами".

Аналогичное высказывание можно отнести и к клиентоориентированности.

"Хороший генерал никогда не основывает свою стратегию на лучших людях. Не стоит делать этого и в маркетинге. Разница между победителем и побежденным редко заключается в людях. Чаще всего разница – в стратегии. Лучший подход – это вначале разработать лучшую стратегию, которая затем привлечет в компанию лучших людей. Но не наоборот".

Это контрастирует с высказыванием Коллинза: "Сначала кто, потом – что". Зато реальности бизнеса подтверждают:

"Хороший генерал старается не зависеть от качеств своих бойцов при достижении победы. Хороший генерал создает относительное превосходство в решающей точке".

Моим ориентиром в выборе тактических инструментов является следующая мысль о продукте:

"В любой маркетинговой войне, продукт – это средство для уяснения стратегии. Не следует размышлять о том, что лучше или хуже, нужно думать о различиях".

Вам, наверняка, знакомо то, что

"большинство планов маркетинга взывают к "увеличению нашего присутствия на рынке". В одной и той же отрасли с десяток компаний могут иметь такие же планы. Не говоря уже о планах новых компаний, которые могут вторгаться на территорию. Неудивительно, что типичное маркетинговое обещание редко когда выполняется. Гораздо более выгодной стратегией для №2 будет взглянуть на лидера и спросить себя: "Как я могу уменьшить его долю рынка?"

Это по сути призыв – смени приоритеты! И вообще вся книга антикризисная – переосмыслите свою маркетинговую стратегию и вообще стратегию.

"Никогда не забывайте, что маркетинговая война это состязание умов, и поле боя - тоже человеческий ум".

Да, очевидно, что проблема не в клозетах…

"…Атаковать IBM на основе цены всегда будет рискованно, поскольку у них есть возможность получать прибыль практически при любой цене на продукцию, какой бы низкой она ни была".

Вы снижаете цену на свой продукт? А вы лидер рынка? Нет? Тогда в сад!

Как вы думаете, следующий совет до сих пор актуален?

"У каждого маркетолога есть только три типа продуктов: один для рекламы, один для продажи и один для зарабатывания денег".

А вот еще закон на века:

"Известный экономист Милтон Фридман был весьма точен, когда сказал: «У нас нет отчаянной потребности в росте. У нас есть отчаянное желание расти». Это желание роста лежит в основе проблем многих компаний. Рост происходит сам собой, когда все делается правильно. Но сам по себе рост не может быть настоящей целью. Фактически рост и есть то, что порождает нереальные цели и плохие решения".

Рецензия на книгу Джек Траут, Эл Райс "Маркетинговые войны".

Адольф Шаевич, Этери Чаландзия. Еврейский вопрос. Беседы с главным раввином России.

Был у меня приятель, правоверный иудей, который по каждому серьезному поводу замечал: «Надо сходить к раввину!». Это звучало приблизительно так, как будто он собирается на свидание с Авраамом. Правда, моя ирония слегка поувяла, когда приятель показал мне этого раввина. К сожалению, в тот день были мы нетрезвы, и нам пришлось забежать в подворотню, чтобы оттуда наблюдать, как по каменному фарватеру улицы Декабристов шествует броненосец-раввин: массивный, плотный, с бледным, строгим лицом и таким видом, что все дома дореволюционный постройки, казалось, приседают перед ним в почтительном полупоклоне. Впрочем, явление раввина на петербургской улице напрочь перечеркивало окружающую действительность: невзирая на легкое опьянение, мы мгновенно перенеслись на пыльную, заросшую сиренью и бузиной, улицу старинного Витебска, увидели низкие, покосившиеся домики, из которых вытекают человеческие ручейки, торопящиеся занять место в маленькой, залитой светом сотен свечей, деревянной синагоге.

Приблизительно такое же ощущение возникает и при чтении книги «Еврейский вопрос», в которой известный журналист и редактор Этери Чаландзия беседует с главным раввином России (а как звучит!) Адольфом Шаевичем. Правда, в этом случае возникают ассоциации не с древним Витебском, а с современной Москвой, в которой на сегодняшний день существуют пять синагог.

Впрочем, нельзя сказать, что этот факт слишком радует Адольфа Соломоновича: российских евреев с каждым днем становится все меньше. Многие уезжают на историческую родину; те же, кто остается, далеко не всегда поклонятся Богу, который на протяжении тысячелетий вел избранный народ по нелегким историческим тропам. Об этом пути, мучительном и бесконечном, и напоминает главный российский раввин в своих, на редкость, честных и проникновенных ответах.

Надо сказать, труды большинства религиозных иерархов не лишены некоторого кокетства, главным из которых является явное желание объявить свою веру самой правильной, глубокой и чистой. В книге Адольфа Шаевича этого нет и в помине: это мудрый и обстоятельный рассказ о судьбах российского и мирового еврейства, об особенностях иудейской веры, о политике, о квартете евреев-миллиардеров (Ходорковский, Гусинский, Абрамович, Березовский). Неторопливо, простым и доступным языком мудрый ребе рассказывает о жизни в СССР, о неосуществимой попытке товарища Сталина сотворить на российском Дальнем Востоке «Красный Сион», в котором евреи-атеисты несли бы в ковчеге не каменные скрижали с Божьими заповедями, а программу Коммунистической партии Советского Союза. Для человека непосвященного (к которым я причисляю и себя) иудеи всегда кажутся эдаким неделимым монолитом, который становится тем прочней, чем серьезней нападки, которым они подвергаются. Из рассказов же Шаевича можно узнать, что это не так – оказывается, иудеи сильно расходятся во многих вопросах. Об отношении к одному из самых известных религиозных еврейских иерархов Берл Лазару, главе хасидов, Адольф Соломонович скромно сообщает: «С Лазаром у большинства отношения не очень хорошие, а у меня лично с ним вообще никаких отношений нет». По-моему, вполне исчерпывающе.

Не менее шокирующим, на мой взгляд, является и рассказ о том, что среди верующих евреев есть сторонники однополой любви! Не знаю, как для вас, но для меня словосочетание «гей-иудей» еще страшней, чем «верующий атеист» или «жено-мужчина». Так и хочется завопить: руки…и прочие части тела прочь от первоисточника мировых конфессий!

В книге Шаевича-Чаландзия много других немаловажных для каждого образованного человека вещей. Симпатично и то, что авторы, избегающие всякого пафоса, разбавляют религиозный накал замечательными еврейскими анекдотами. А в компании главного раввина России они приобретают неповторимое обаяние и привкус религиозной притчи.
 


Генрих Кранц
 


Адольф Шаевич, Этери Чаландзия.
Еврейский вопрос. Беседы с главным раввином России. М.: Альпина нон-фикшн, 2011.

Кристофер Хитченс. Бог не любовь. Как религия все отравляет.

 Бывает, что отношения с Господом не складываются с самого утра. Встанешь, позавтракаешь, по пути к трамваю прочтешь молитву, и так станет хорошо — мир благостен и чист, снег хрустит в унисон душевной свежести, дым из труб уходит в небеса, обеспечивая необходимую связь между возвышенным и мирским. Но эйфория кратковременна: едва успеваешь вскочить в переполненный автобус, как некто воткнет в спину локоть, другой воцарится на стопе, аки Симеон Столпник на торце бревнышка. И тут же прорезаются плевела сомнений, вспыхивает обида, приобретающая чеканные строки претензий: разве не видит Господь, что не я не в силах больше ездить в общественном транспорте? Не слышит, что алкаю иных заработков? Не понимает, что окружающих, мешающих жить, давно пора прихлопнуть карающей десницей? И так заведешься и оскотинишься, что на работу приходишь закоренелым атеистом. На худой конец, хмурым агностиком, который во что-то верит, но во что, и сам не знает. 

Приблизительно тот же вариант поведения демонстрирует и известный английский атеист Кристофер Хитченс, чья книга «Бог не любовь» недавно появилась на книжных прилавках. Правда, сей безбожник, по его собственному признанию, утратил веру еще в детском возрасте и с тех пор энергия его ненависти к трем главным монотеистическим религиям (иудаизму, христианству и исламу) с каждым годом только нарастает.

Разумеется, первым делом пытаешься отыскать причину, объясняющую эту стойкую неприязнь к тому, что согревает душу нездешним светом. Но, увы, никаких преступных изъянов, ничего настораживающего в его биографии нет. Это блестяще образованный и эрудированный во многих областях человек — закончил Оксфорд, написал кучу книг, работал в лучших газетах и журналах Европы и США. Женат и счастлив. У него трое детей, множество друзей и знакомых, которые с искренним уважением относятся к тому, что он делает. Правда, Хитченс не скрывает того, что он марксист, но совсем не в том прикладном смысле, какими мы запомнили советских марксистов. Писатель почитает Маркса, как гениального критика капитализма, чьи труды не утратили своего значения и по сей день.

Увы, но даже искренне верующий человек (если он не утратил живости ума и способности сомневаться) найдет в этой книге то, с чем невозможно не согласиться. Хитченс рассказывает нелепостях Ветхого Завета, Пятикнижия и Корана, о религиозном фанатизме, о слишком земном поведении церковников и яростном сопротивлении человеческого разума. Надо полагать, если бы автор этой по-своему уникальной книги, опубликовал такую работу лет тридцать назад, советские школьники знали бы его лучше, чем Емельяна Ярославского, главного безбожника советской власти, или Лео Таксиля, автора «Занимательной Библии». Впрочем, познания Хитчензс значительно шире, копает он глубже и при этом здорово владеет словом.

Правда, многие его утверждения, на мой вкус, чрезмерно радикальны. Стоит только поместить теории Хитченса в тот антирелигиозный вакуум, который еще недавно душным облаком стоял над Россией, как все построения английского умника рушатся наподобие карточного домика. Те, кто еще не забыл о жалких попытках подмены религиозных постулатов коммунистически-атеистической белибердой, знают: религия может быть и нелогична, и темна, и приторна, но атеистическая пустота еще хуже. Кроме того, опыт Солженицына, Виктора Франкла и других людей, переживших ужасы тюрем и концлагерей, свидетельствует: настоящим страданиям может противостоять только подлинная вера.

Тем, кто живет в России, этого не следует забывать.
 

Генрих Кранц

 

Кристофер Хитченс. Бог не любовь. Как религия все отравляет. М.: Альпина нон-фикшн, 2011

Cartmendum

Цель. Процесс непрерывного совершенствования

Просто шикарная книга, готов рекомендовать всем.

В форме романа (с элементами романтических соплей с сахаром) Элияху Голдрат рассказывает об основах теории ограничений - еще одной религии непрерывного повышения эффективности производства.

Прочитал давно и до сих пор нахожусь под впечатлением. Эта книга пошла у нас в отделе по рукам и ее с удовольствием прочитали даже те, кто на мой взгляд в принципе был не способен прочитать какую-либо книгу.

Прекрасный "апперетитив" к книге "Управленческие дилеммы. Теория ограничений в действии" Эли Шрагенхайма.

Я же после этого серьезно начал ковыряться в теории ограничений - полезная и интересная штука.


Некоторое саммари про различные производственные религии:
  • Six Sigma - наука о борьбе с флуктуациями. Согласно этой религии большие флуктуации правильно подобранной метрики являются индикаторами плохого качества и бед в производственном процессе. Их нужно выявлять и всячески с ними бороться.
  • Lean - религия борьбы с потерями. Lean выделяет два вида активностей: приносящих ценность конечному потребителю и не приносящих - потери. Согласно этой религии потери - это плохо. Их нужно систематически выявлять и убивать.
  • Theory Of Constraints - В этой религии у каждой компании есть цель, которую можно объективно измерить. Достижению цели мешают очень небольшое число факторов (ограничений). Небольшое - это одно-два. В этом мировоззрении нужно выявлять ограничения  и либо убирать их, либо подчинять им всю производственную цепочку (оптимизируя целое, даже в ущерб локальной эффективности).
Все эти религии удачно смешиваются друг с другом и имеют много общего. Например замес Lean и Six Sigma встречается достаточно часто. Я даже про это книжку читал, правда, бестолковую.
  • swotme

Исповедь нестарого еврея

Говард Шульц «Влейте в неё своё сердце».

Как и в случае с Карлом Сьюэлом и его клиентами на всю оставшуюся жизнь – мой вердикт – слишком много шума вокруг одной несчастной книги.

И дело не в тексте – он интересный, яркий и сочный. Дело в читателях, которые формируют совершенно неадекватное информационное поле вокруг этой художественной, по сути, книги. Ну что за детская привычка принимать все слова за чистую монету? Мне в таких случаях сразу вспоминается старый интриган Ли Яккока, который в своей полумемуарной "Карьере менеджера" дал, мягко говоря, однобокую оценку тем изменениям, которые, не без его помощи происходили в Форде, а потом и в Крайслере. Подтасовки и зажёвывание фактов были видны совершенно невооружённым глазом. Но ничего, «продвинутый деловой читатель» проглотит и такое.

В сказе про starbucks та же история – слишком уж всё мармеладно расписано. Внутренние конфликты (а они, как известно, являются причиной большинства кризисов) описаны водянисто и неконкретно, что намекает на то, что старине Говарду явно есть что скрывать. Неудобные и скользкие темы обходятся стороной. В особо неприятных моментах текст становится особенно эмоциональным, чтобы прикрыть потоком соплей откровенные недоговорки и замалчивание фактов.

Но на самом деле……..на самом деле книга потрясающая. Безумно приятно читать мысли человека, который болен своим ДЕЛОМ. С другой стороны, исповедью этот опус назвать ну никак не получается. Причины я описал выше.

Итог. Интересно? – Да. Зажигает? – Да! В книге честно и откровенно описывается вся подноготная старбакс? – да конечно же нет. Но нужна ли вам эта правда?:)

P.S. Я очень посмеялся, когда прочитал предисловие к русскому изданию, написанное владелицей «Идеальной чашки», – сети самых омерзительных питерских кофеен.